Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Муниципальное бюджетное учреждение культуры
«Ижемская межпоселенческая клубная система»
8(82140) 94-9-00
Обратная связь

169460, Республика Коми,
с. Ижма, ул. Советская, д. 49

rdk2009i@mail.ru

02.04.2015

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

Cъемка видеокамерой осуществлена методистом по составлению кинопрограмм Сметаниной М.А.

          Выражаем особую благодарность Коневу Николаю Ивановичу, за предоставленные фильмы (которые он сам снимал и сохранил до наших дней) о встрече участников ВОВ в сельском совете     с. Ижма в 1995 г.

В бой идет оленная армия

 В начале сорок второго войсковая разведка немецкой горной армии "Лапландия", что на Карельском фронте, установила, что в тылах 14-й армии противника появились части с загадочными названиями - "ОТ" и порядковыми номерами после этих загадочных букв. Немецкие генштабисты ломали головы: у большевиков, видимо, сформированы особые танковые части, значит, готовится наступление.

"Особыми частями " были северные олени и их хозяева оленеводы.

Из Ненецкого округа на Карельский фронт было отправлено 6 тысяч оленей в сопровождении нескольких сот оленеводов, из которых было сформировано 5 оленно-транспортных эшелонов. 


"Штаб 14-й армии за годы боевых действий накопил громадный опыт использования северных оленей в экстремальных условиях фронта. В грузовую нарту запрягали 3 быка (ездовых оленя), в легковую - 4-5. Грузоподъемность одной нарты зависела от работоспособности оленей, состояния снежного покрова, протяженности маршрута и темпа движения. 

- В ноябре-декабре на нарту можно было погрузить до 300 кг груза, в январе-феврале - не более 200 кг, а весной - лишь 100 кг. 

- На грузовой нарте можно было перевезти, для примера, 5000 винтовочных патронов, или 10000 автоматных. 

- Упряжка могла утянуть полторы сотни "лимонок" или три десятка 82-мм мин, или четыре ящика 45-мм снарядов.

- По оленьей дороге (ворге) аргиши за сутки способны преодолеть 35-40 километров со средней скоростью 5-6 км/час. При форсированном марше оленьи упряжки могли пройти до 80 км в сутки, но такие походы совершались лишь в исключительных случаях, животные после этого нуждались в длительном отдыхе и подкормке. 

Кстати, прибывшие на Кольское Заполярье ненецкие и коми олени оказались лучше приспособлены к боевым действиям. Они были приучены к строгому стадному содержанию, и на хороших ягельных пастбищах Кольского полуострова кормились кучно, голова к голове, от стада не откалывались. Пасти их было гораздо проще, чем их саамских собратьев, которые привыкли к вольным пастбищам и часто разбредались по сторонам.

 Важнейшей задачей оленных частей являлась санитарная эвакуация раненых

Обычно с поля боя упряжки доставляли пострадавших в радиусе 10 километров от полкового медицинского пункта. Да, раненым было тряско, больно, неудобно, но другого транспорта на Севере тогда просто не было.

Слово солдата (Андриан Семенович Дуркин) "С передовой раненых вывозили на оленях по гористым, каменистым местностям Кольского полуострова. Их привязывали к нартам с тем, чтобы по дороге не потерять, т.к. с высоты олени гонят во всю прыть, а то и галопом. Санки накатываются и могут подсаночных помять, хотя к аргишу(обозу) за последние санки привязан олень (называется тормозной), он не даёт накатываться на оленей. Как-то с одной высоты подо мной опрокинулись санки вверх полозьями. Олени во всю прыть мчатся под гору, не сразу остановишь аргиш. Вот тут до тошноты было больно. Еле привезли меня в мурманский госпиталь"

Всего оленные транспорты вывезли (и таким образом спасли жизнь) с линии фронта и из глубокого тыла противника 10142 раненых солдата - полноценную дивизию Красной Армии.


Не менее важной для оленно-транспортных частей считалась задача доставки грузов в отдаленные гарнизоны, пограничные заставы, на аэродромы. 

 Слово солдата (С.П. Шерстобитов, командир взвода, в котором служили наши земляки): "Однажды ранней зимой через водохранилище переправлялся санный поезд с грузом, в котором было задействовано до 300 оленей. Примерно в середине водохранилища поезд настигло резервное стадо около 500 оленей. И лед не выдержал. Сержант П.Л. Хатанзейский не растерялся, уверенным голосом ободрял попавших в беду солдат: -Олени не тонут, они держат сани! Стойте на санях! Гоните оленей вперед! Только вперед!" Молодые солдаты из бывших оленеводов крепко стояли на санях, проворно работали хореями. Олени пробивались к прочному льду, выпрыгивали на него и вытягивали сани. Люди не пострадали, и груз был спасен".

Оленные батальоны перевезли к переднему краю 17 тысяч тонн боеприпасов, 8 тысяч бойцов.

Опасной, но очень нужной для фронта была работа по спасению экипажей сбитых самолетов и эвакуация боевых машин, упавших в гористой, малодоступной местности. Некоторые ездовые олени имели по два-три "крестника" среди советских пилотов, сбитых в воздушных боях.

Слово солдата (Старшина Анатолий Иванович Рожин): "В 1943 году мой взвод получил задание - заняться вывозкой моторов с подбитых самолётов. Дело было необычное, и никто не знал, как к нему подступиться: ведь каждый мотор весил не менее полутонны! Большую изобретательность в этом деле проявили канинские оленеводы и в особенности Василий Степанович Белугин. Была сооружена большая нарта, вроде той, на которой сейчас возят балки. На неё при помощи стягов и слег погружался снятый с самолета мотор, а дальше дело было за хорошими постромками и оленьей тягой. Впрягать в такую нартищу приходилось до 20 оленей".

 Оленьи упряжки эвакуировали из тундры 162 самолета (это не считая вывезенных двигателей). Если прикинуть, это полноценная авиадивизия.

 В условиях бездорожья оленей широко использовали для связи.Однажды рекорд по доставке срочного пакета поставил сержант Николай Николаевич Ледков. У хорошего оленевода компас в голове, поэтому даже без дорог он безошибочно, как самолет, доставлял срочную почту в части.                                                                       

Слово солдата (Сержант Николай Ледков): "Как-то в конце декабря (1942 г.) вызвал меня в штаб полковник Тульчинский. Показывает на карте расположение штаба дивизии. Срочный пакет надо доставить туда, говорит. Сильные снегопады, все дороги перемело, машина не пройдёт. Я руку под козырек. Вышел из штаба и думаю: как доставить? По дороге километров шестьдесят будет, не успеть к сроку. Когда полковник показывал место расположения штаба, я заметил в этом направлении цепь озёр с небольшими перемычками. Если по озёрам - километров тридцать пять. Принимаю решение прямо ехать. Погода отвратительная, видимости нет, сверху снег валит. Правда, ветер не встречный, а справа в спину дует. Зато упряжка была хорошая! Когда по озерам ехал, казалось, будто лечу в темноте, полозья не по снегу, по воздуху скользят. А хочется еще быстрее! Гоню, гоню оленей!... Недалеко от штаба на дорогу выехал. И сразу - часовой. Пакет, говорю, генералу. Караульный офицер в штаб меня ведёт.... Генерал сесть предложил, конверт распечатал. На нем число, время вручения написал и мне протянул. Руку пожал, "спасибо" сказал. Обратно можно было не очень спешить: олени устали. Полковник Тульчинский посмотрел на конверт. Получилось, что я за полчаса пакет доставил. Удивился: - Как сумел? Или на самолете летал? Ну, молодец!...".

Главным врагом оленных транспортов стали немецкие истребители и штурмовики, которые буквально охотились за рогатыми красавцами и их лихими наездниками. Наши оленеводы вспоминают о злорадных улыбках экспертов Люфтваффе, из пушек и пулеметов расстреливавших беззащитных оленей.

Слово солдата (Иван Филатов): "Первое время немцы наши оленно-транспортные батальоны всерьез не воспринимали, только летали – оленей распугивали. А потом поняли, что здесь, в Заполярье, олень - это главный транспорт, помогающий оружие и снаряды в пункт назначения доставлять. Иногда, если нам нужно было незаметно в тыл к врагу пробраться, мы надевали маскхалаты, цеплялись за оленя, и он бежал по снегу: оленя видно, а нас - нет. Так нередко с группой военных оленей мы быстро место дислокации меняли и свои тяжелые зачехленные пулеметы перевозили. Когда фашисты поняли, что олень на войне - это враг, они начали расстреливать наших ездовых. Увидят стадо или одиночное животное - сразу из пулемета огонь открывают или бомбу бросают. Тундровые олени очень хорошо обучены были, на голос человека реагировали всегда, а многие наши солдаты этого не знали. Олени пасутся спокойно, в это время появляется немецкий самолет, люди начинают кричать, как бы оленей предупреждают. А животные, приученные к крику пастухов, вместо того, чтобы разбегаться - начинают собираться в одно стадо. Вот тут-то фашист и дает себе волю. Помню, много тогда оленей полегло".

Гибель вожаков упряжек оленеводы воспринимали особенно остро, ведь этих животных они воспитывали по нескольку лет, любили и баловали их. А олени любили своих хозяев.

Слово солдата (Ездовой Иван Белугин): "Один олень-нянько так привязался ко мне, что постоянно ходил по пятам. А на войне, как оказалось, это очень опасное соседство. Не раз преданный друг мог стать причиной гибели оленевода. Например, посылают солдата на боевой наблюдательный пост, и чтобы враг не заметил, оленевод надевает белый маскхалат и отправляется на задание. Вдруг рядом с ним появляется олень, ходит ничего не знающий о войне и фрицах олень-солдат рядом с дозорным, тыкается носом в плечо, будто говорит: "Чего это ты по земле ползаешь, поднимайся". Фашисты в Хибинских скалах тут же замечают оленя-лазутчика, начинают обстрел. Как тогда фронтовые товарищи остались живы, одному Богу ведомо! Что здесь скажешь, не приучено животное к военной дисциплине".

Только с 1943 года, когда фашисты активизировались на Карельском фронте, оленьи упряжки тоже стали маскировать: одевали в белые попоны.  В таком виде олени возили по тундре снаряды и раненых. Это были великие труженики.

Награждали бойцов-оленеводов чрезвычайно скупо. Из более чем сотни солдат оленных транспортов, жителей Ненецкого автономного округа, два десятка могли похвастаться, придя с фронта, солдатскими боевыми медалями. Лишь двое командиров отделений были награждены самым почетным солдатским орденом Красной Звезды -сержант Ефим Иванович Канев и старшина Амос Петрович Выучейский. 

Единственным из солдат-ездовых, кто отмечен почетнейшим орденом Славы III степени, оказался сержант Семен Иванович Семяшкин, всю войну не расстававшийся с талисманами - подушкой и ложкой маленькой дочери. Все остальные бойцы снежной кавалерии могли гордиться перед односельчанами лишь шрамами и протезами".

 

Первоисточник: http://www.chumoteka.ru/2010/05/blog-post_08.html

   

Аудио

Возврат к списку